Айдар Амребаев, политический аналитик Мысли о популизме… Что такое воля народа? И обладает ли кто-то монополией на правду и выражение мнения большинства людей?

Люди в своем развитии как «политические животные» (по Аристотелю), нуждаются в созвучии своих амбиций к доминированию, властью над большинством. В любом малом или большом коллективе просматривается ницшеанская «воля к власти», порой это выражается в крайне патологической форме, приводящей общество в тупик неисполнимых, или с огромными жертвами, социальных проектов, якобы отражающих народную волю.

Это не новомодное явление. Отнюдь. Даже в древнейших формах согласования позиций людей по вопросу о том, кто и как может и должен представлять интересы людей, сложились разнообразные модели и технологии отношения к власти. Одни шли и идут к ней невзирая ни на что, используя весь арсенал политического влияния, от простой физической силы до изощренных политических технологий манипуляции сознанием общества. Другие находятся в постоянной оппозиции к принимаемым властью решениям, способные лишь критиковать «власть предержащих» по любому поводу и в любом контексте. Вспоминаются слова из басни Крылова: «а виноват ты тем, что хочется мне кушать»…

  Популизм (от лат. populus — народ) — политика, апеллирующая к широким массам и обещающая им скорое и лёгкое решение острых социальных проблем. Появился как явление в условиях представительной демократии, придя на смену демагогии, как стратегии политиков времен прямой афинской демократии. 

На самом деле, в условиях прямого волеизъявления, политикам сложно апелировать к кому-либо кроме себя, круг их аргументов определяется широтой или узостью собственных представлений о должном, пространными рассуждениями о том, как это могло бы быть… При этом в реальных политических условиях перманентного дефицита времени и ресурсов под «неусыпным оком» общественного мнения, есть большая опасность для действительных политиков попасть под мнимое обаяние популистских лозунгов. К сожалению, ими грешат многие, в том числе и те, кто обладает реальной властью. Тешит их самолюбие то, что они выражают так называемую «волю народа», что они единственные, кто волею исторической судьбы способен выявить мнение большинства, стать трибуном, способным «жечь сердца людей». Данная ситуация в современных условиях усугубляется широким распространением средств массовой информации, изощренными способами манипуляции общественным сознанием.

  Проблемой для большинства людей становится распознать среди множества заявлений и политических лозунгов настоящие, «дельные» предложения, опирающиеся на профессиональное знание политики во всех ее разнообразных аспектах, от досужих размышлений и догадок, поверхностных суждений, не подтвержденных ни знаниями, ни достаточным опытом разрешения кризисных ситуаций, когда на кону не только репутация самого политика, но и судьба вверенного в его руки народа. Горька и порой трагична судьба народов, попавших под очарование обаяния политиков-популистов, изрекающих правду вопреки истине.  

  Важной особенностью популистов от политики является то, что, проявляясь в демократической среде, они категорически выступают против политического плюрализма, возомнив себя единственными носителями «народной воли», мнения большинства. Часто таковыми становятся политики так называемого «левого толка», например, социал-демократического, анархистского, антиглобалистского плана. Хотя и сторонники иных политических платформ зачастую «грешат» популярными среди народа, но неоправданными на деле, лозунгами радикального «преобразования мира». Они, как правило, не вдаются в хитросплетения политических теорий, апеллируя к так называемому «знанию жизни», вопреки глубоким познаниям механизмов сферы политического.

  Вообще, строго говоря, позиция популистов практически неуязвима, поскольку они всегда отражают «чаяния глубинного народа», чье сознание ведомо лишь тем, кто «пропитан им» и живет в самой гуще «народных интересов». Серьезным симптомом патологии политиков-популистов является неприятие необходимости получения профессиональных знаний в области политики, изучения смысла и тонкостей общественного управления. На эту тему существует известная шутка: «как жаль, что те, кто знает как управлять государством, работают таксистами»… В этих словах, однако, нет ни капли презрения к тяжелой работе водителей транспорта, но лишь ирония и сожаление о несовершенстве широкого общественного представительства во власти.

  Любопытно, что популисты из действенных политических инструментов, предпочитают референдумы прямым конкурентным выборам и общественным дебатам на заданную тему, где на практике высвечиваются детали политических интересов различных групп и очень трудно апеллировать к выражению «общенародной воли».

В постсоветской политической практике мы наблюдали как наиболее «чувствительные» для власти вопросы выносились на так называемое «всенародное обсуждение» во время референдумов, результаты которых ранее готовились в «кабинетной тиши серых кардиналов от политики». Таковы, например, технологии так называемого «обнуления сроков» действующих глав государств, «продления» их полномочий любой ценой, «оправдания» тех или иных решений, на практике идущих вразрез интересам широких слоев общества. Рост популизма в постсоветской политической традиции связан, на мой взгляд, тем, что «в плоть и кровь» наших обществ впитались идеи коммунитаризма (т.е. мнения, считающего, что общины, общество формируют каждого отдельного человека, его мировоззрение и политические установки) и всеобщего «общественного блага». Мы привыкли к позиции, выраженной Владимиром Маяковским в известном поэтическом пассаже:

«Единица! —

  Кому она нужна?!

Голос единицы

  тоньше писка.

Кто её услышит? —

  Разве жена!

И то,

  если не на базаре,

а близко…

  Единица — вздор,

                 единица — ноль,

один —

       даже если

                 очень важный —

не подымет

           простое

                   пятивершковое бревно,

тем более

          дом пятиэтажный».

  Результатом доминирования популизма в политическом дискурсе государства становится создание условий для прихода к власти популистов и создания ими собственной «закрытой» системы политического проектирования. Выступая на этапе политической конкуренции за «открытость» и критику кулуарной власти, на деле, после прихода к власти, они формируют достаточно жесткую и коррумпированную систему принятия решений на основе эксклюзивного, как им кажется, знания «подлинных общественных интересов». Популисты начисто игнорируют альтернативные экспертные заключения и сами преследуют оппозицию, уже находясь во власти.     

  По большому счету, популизм является такой же серьезной угрозой демократии, как и авторитаризм, поскольку появляется на ниве представительной демократии и апеллирует к единственному собственному представлению общественных интересов.  

  При этом к явлению политического популизма стоит отнестись весьма серьезно, поскольку его широкое распространение говорит о серьезных сбоях в представительстве широких общественных интересов во власти. Лицам, принимающим решения, следует обратить особое внимание на проблемы, спекулируемые популистами и предложить действенные решения по поводу поднимаемых ими проблем, если они хотят «держать руку на пульсе» широких общественных умонастроений.

Altyn-Orda.kz