Франция готовится к защите собственных рубежей

Франция больше не собирается бороться с врагами на далеких континентах, как во времена, когда ее армия была «экспедиционной», сообщает о новом стратегическом документе Парижа газета Figaro. Французы теперь собираются воевать ближе к дому. Где-то в Европе, причем с участием призывников.

Новый срочно подготовленный «Национальный стратегический обзор» извлекает уроки из конфликта на Украине.

На борту десантного вертолетоносца Dixmude в порту Тулона Эммануэль Макрон проведет вручение наград солдатам всех армий. Эта церемония, которая в среду воздаст должное мужеству солдат, участвовавших в боевых операциях, является частью церемоний, которые президент проводит в качестве главнокомандующего армией. Это также будет прелюдией к выступлению главы государства о международном положении и презентации нового «Национального стратегического обзора». Посвященный конфликту на Украине, этот обзор предваряет дебаты по новому закону о военном программировании на 2024–2030 годы. Хоть и косвенно, с использованием обиняков, но этот обзор подготавливает умы людей к возможности войны. «Мы должны постараться изменить наш менталитет», — говорят в Елисейском дворце.

В документе перечислены десять стратегических задач защиты французских интересов: от поддержания веры в сдерживание потенциального противника до мер по укреплению военно-политической устойчивости Франции. Третья цель связана с военной экономикой. Если только речь не идет о «всеобщей милитаризации»: глава государства хотел бы повысить осведомленность о том, что безопасность — это забота всего народа. Удвоение числа резервистов, а также возвращение всеобщей воинской повинности, о которой Эммануэль Макрон планирует говорить в конце года, являются частью оборонительного плана.

Что касается армии, то ей придется подготовиться к реальным боевым действиям, а значит, «избавиться от ряда уязвимых мест», накопившихся за мирные годы. «Стратегические амбиции Франции должны быть подтверждены. Мы вынуждены смотреть на события через призму развала мирового порядка, ставшего очевидным после обострения конфликта на Украине», — говорится в версии текста, с которой ознакомились журналисты «Фигаро». «Этот контекст ставит под сомнение нынешнюю модель французской армии, которая прежде мыслилась прежде всего как экспедиционная сила, а не войска для защиты собственной территории. В 2030 году эта модель должна дать Франции возможность выдержать высокоинтенсивный межгосударственный конфликт, а заодно сопротивляться гибридным военным стратегиям наших соперников. Она будет опираться на три столпа: ядерное сдерживание, гарантирующее защиту жизненно важных интересов Франции; потенциал для ведения операций регулярных войск с обычным оружием, обеспечивающий политическому руководству свободу выбора внешней политики; возможность мобилизации общества для укрепления «смычки народа и армии».

Действовать в информационном поле

В «Национальном стратегическом обзоре» не указаны пути и решения, которые Франция выберет для достижения этой цели. Ясно одно: денег не пожалеют. Другие бюджетные приоритеты отложены на потом. Эммануэль Макрон пока не планирует объяснять свои планы — по крайней мере, в эту среду мы о них не услышим. «Документ чрезвычайно амбициозен, но не соответствует нашим возможностям», — вздыхает один из парламентариев. Предлагается лишь «анализ вызовов», которые бросают нашей стране Россия или Китай. В предлагаемом анализе этих самых вызовов нет ничего удивительного. Чтобы вернуть армии немного ресурсов и «пространство для маневра», Эммануэль Макрон в среду подтвердил: операция «Бархан» в Африке официально завершена, а значит, французы покидают зону Сахель к югу о Сахары. Однако французские военные останутся в Африке, чтобы сохранять связь с такими странами-партнерами, как Нигер или Чад.

«Национальный стратегический обзор» 2022 года является логическим продолжением «Стратегического обзора» 2017 года, следуя также и «обновлению» последнего, принятому в 2021 году. Новый обзор также напоминает и стратегическую концепцию, принятую НАТО в июне этого года и называемую также «Стратегическим Компасом» Европейского Союза. В качестве аналитической таблицы используется концепция «конкуренция — соперничество — противостояние». Эта таблица, за которую выступает начальник штаба обороны генерал Буркхард, делит страны мира на три колонки в зависимости от их отношения к Франции: в первой группе отношения строятся по схеме «соревнование и конкуренция»; во второй группе — «соперничество», а третья остается за странами, выбравшими «противостояние». В обзоре делается упор на кибераспект будущих международных трений. Цель — сделать Францию ведущим игроком в этой сфере. В продолжение предыдущих размышлений о гибридных противостояниях обзора поддерживает идею создать «национальную стратегию влияния», которая будет использовать потенциал и военных, и дипломатов. Франция хочет иметь возможность «действовать» в информационном поле. Причем действия эти могут вестись и в режиме сотрудничества (позитива), и в режиме отпора. Влияние становится шестой стратегической функцией армии (после функций знание-понимание-упреждение, сдерживания, защиты, предупреждения и вынужденной и интервенции).

«Европейская стратегическая автономия» по-прежнему остается одной из стратегических задач Франции. Эммануэль Макрон выдвинул эту идею в начале своего первого пятилетнего срока. Теперь он, кажется, завис с этой идеей в одиночестве: НАТО проявляет сплоченность, а потому нужды в еще одном антироссийском европейском объединении просто нет.

Поэтому, помянув пресловутую автономию, обзор отводит особое место вопросу альянсов, в которых состоит Франция. Приоритет отдается Атлантическому альянсу. «Ускорение риска конфликтов и быстрое расширение масштабов конфронтации подтверждают необходимость стратегических союзов и принципа солидарности, который лежит в их основе», — говорится в обзоре.

Расширение французских интересов в мире, а также различные области действий в случае кризисных ситуаций «не позволяют Франции в одиночку ответить на все вызовы», подчеркивает Агентство национальной безопасности, которое выступает за надежное партнерство, высокий уровень оперативного взаимодействия с США, способность создавать постоянные или временные стратегические союзы. Франция, подрастеряв в последние годы доверие своих западных собеседников, ныне опять обещает стать «образцовым союзником».

Но она не отказалась и от стремления быть, согласно формулировке АНБ, «державой многих равновесий». (Выражение генерала-президента де Голля, стремившегося балансировать между США и Советским Союзом — прим. ИноСМИ.) Здесь важно отметить множественное число6 мы во многих ситуациях хотим быть балансиром. Теперь это надо будет понятно всем объяснить.

Николя Барот (Николя Барот)

ИноСМИ.