[:ru]Новый Казахстан должен начинаться с перезагрузки сферы идеологии и информации. Как искоренить патологическую востокофобию и примитивное русофильство казахов? [:]

[:ru]

Президент РК К.К. Токаев сказал о необходимости «кардинальной перезагрузки политической системы Казахстана». На самом деле перезагрузка должна начаться с идеологической или культурно-информационной сферы (по крайней мере, это должно идти параллельно).  Дело в том, что в предыдущие 30 лет в «старом Казахстане» были допущены серьезные стратегические ошибки в сфере информации и культуры. Развитие общественного сознания у нас пускали на самотек, у народа законсервировались отсталые, вредные, сфальсифицированные прежней коммунистической идеологией, «совковые» представления и ценности.

Объективная информация с убедительными яркими фактами  о самых важных и судьбоносных событиях истории казахов почему-то никак не «доходит» до сознания и души среднестатистического казахстанца.  Виноваты все: творческая и научная интеллигенция, допустившая ненужные акценты и крен в сторону древних кочевников, материального наследия,  зато  избегавшая честных диспутов и альтернативных исследований на тему Советской истории; также Министерства культуры, информации, образования и науки (неэффективно преподается история казахов, религиоведение, другие важные дисциплины; разгул евроцентризма, зависимость от российских учебников, источников и др.).  

Порой из-за установки развивать и укреплять казахский контент, у нас  игнорируют потребности русскоязычной аудитории. А это объективно  (свято место пусто не бывает) приводит к тому, что часть нашего населения начинают духовно пестовать идеологи «русского мира», русскоязычной элиты международного салафизма, еще какие-то субъекты.  Поэтому необходимо в ряде случаев, и именно в информационной сфере, избавляться от «детской болезни левизны» абсолютизировать форму, т.е. языковой фактор, забывая о самом содержании информации и борьбе за культурно-цивилизационное пространство в этом сложном и страшном мире.

Например, можно и на «любимом» казахском языке распространять очень вредную  для Казахстана информацию. И можно (и нужно для национальной безопасности и идеологии) заполнять русскоязычный сегмент интернета качественной и полезной политологической, историко-культурной и др. информацией от Казахстана, о казахах (речь не только  об официальных новостях), в которой интерпретация была бы с позиции  казаха, полноценно пропагандировалась бы казахская культура, история, наши фундаментальные ценности. Не только, повторяем, сухие сообщения, медийные персоны, новости про Димаша и про Головкина, про «звезд» и рецепты бешбармака.  Необходимы полноценные анализы и обзоры Советской истории, фундаментальных  вопросов национального бытия, проблем мусульманского наследия, текущей политики, отношения к современной России, событиям в Украине и т.д.  

При этом также нельзя забывать, что пока реальная историческая и лингвистическая ситуация такова, что Казахстан может общаться и распространять культурную информацию на зарубежные регионы: Центральную Азию, Татарстан и Башкортостан, Азербайджан, Северного Кавказа  именно на русском языке, т.к. их население и даже интеллигенция не могут читать книги, газеты и интернет- материалы на казахском языке. Нашим чиновникам надо понимать такие простые вещи, а не запутывать вопрос. Алаш-ордынцы, казахская интеллигенция нач. ХХв., в отличие от современных деятелей, были реалистами и прагматиками, активно используя русский язык в своей борьбе за казахское будущее. Более того, надо ставить проблему действенного распространения корректной и нужной информации о казахах в иностранных СМИ, не только на русском, но и на английском, турецком, арабском языках.  Заметим, что Россия в последнее время ведет успешную пропаганду своей идеологии в арабском (!) сегменте интернета. Поэтому многие мусульмане Ближнего Востока, также в Турции стали сейчас уважать Путина.   

В целом,  на наш взгляд, мы имеем сейчас такие хронические болезни казахского и казахстанского общественного сознания, как: 1) устойчивый односторонний русско-советский взгляд на историю и происходящие события, наивное русофильство и русоцентризм даже у жителей глухих аулов, торговцев на базарах или таксистов-казахов; 2) исламофобия, атеизм, преувеличение «тенгрианского» элемента в культурном наследии 3) незнание мусульманско-казахской традиции, феномена синтеза, зато увлечение салафитским пониманием религии. Например,  трагикомично, что религиозные казахи дают своим детям такие имена, как Аиша, Мухаммад, Фатима, т.е. буквально в арабской транскрипции, тогда как казахские модификации, исторически возникшие образцы антропонимов им совсем непонятны и чужды  4) незнание истории  и культуры мусульманского Востока, особенно соседней Центральной Азии. Востокофобия, а именно касающиеся не Японии, Китая или Кореи, а такие ее разновидности, как:  афганофобия, узбекофобия, иранофобия, татарофобия, уйгурофобия.

Вспомним вопиющий пример казахской афганофобии.  Как во время недавней смены власти в соседнем Афганистане и разразившегося там гуманитарного кризиса в 2021 г. казахстанцы начали вдруг, фигурально выражаясь, рвать на себе волосы, гнать пургу,  не стесняясь во всяких оскорблениях в адрес несчастной мусульманской страны. Хотя еще ни одна нога афганского беженца не успела ступить тогда на нашу землю (да так и не ступила.  И не нуждается этот гордый великий народ, владеющий ключами к сакральным тайнам сердца Азии- Heartland– в подачках и жалости со стороны казахов-совков… Cпасибо  доброму христианскому Западу: они не оставили в беде народ Афганистана и до сих пор продолжают помогать), невежественные, напрочь лишенные чувства этнической памяти и мусульманского самосознания казахи наводняли тогда интернет фейками о якобы вот-вот грядущих беженцах, «угрозах» и пр., проклинали всеми  проклятьями этих, типа «қайыршы» «черномазых» афганцев-мусульман (ну, за это теперь пусть получают от Бога белых, голубоглазых и весьма сомнительных реальных мигрантов с севера…). Помнится, сам Президент К. Токаев был сконфужен перед мировыми лидерами от такой дикой реакции своих граждан и пытался сгладить ситуацию  какими-то дежурными словами обеспокоенности, соболезнования и т.д. 

Да, несомненно, Всевышний Творец доволен такими государствами и народами мира, как США, Великобритания,Германия, Франция, Канада, Турция, Иран, Южная Корея и другими, показавшими себя во время афганского кризиса 2021 г., на высоте гуманизма и демократии, на высоте истинно христианского и истинно мусульманского милосердия и братства. Это благо непременно вернется им…

И вот, нас,  осведомленных о казахской и центральноазиатской истории людей, поразило тогда в 2021 г. то, что столько нескрываемого презрения, ненависти, ксенофобии было проявлено и выплеснуто наружу народом Казахстана по отношению к той стране и государству, к которому  предки казахов неоднократно в своей трагической истории  обращались за помощью, и ни разу не получали отказ. Речь идет, во-первых, о том критическом моменте в истории всей Центральной Азии в 60-е годы XVIII в., когда казахские ханы Абулмамбет и Абылай вместе с узбекскими, кыргызскими, уйгурскими лидерами от безвыходности, перед лицом военной оккупации региона Китаем написали совместное письмо шаху Афганистана Ахмад-шаху Дуррани.

И кто знает, что было бы с казахами, если бы тогда благородный шах афганцев (чье государство на тот момент было самым могущественным, и в отличие от нас они имели огнестрельное оружие, хорошо обученную армию), не раздумывая, заступился за нас, послав ноту, даже угрожающе стянув войска к границам «русского» Туркестана..Кстати, в письме цинскому богдыхану буквально упомянуты казахи, которых Ахмад-шах наряду с Кокандом, Кашгаром назвал мусульманами и выразил претензии Китаю: «на каком основании эти народы «твои»? они же мусульмане?!».(с этими интересными документами работала и переводила ученый-востоковед, синолог К.Ш. Хафизова). И только тогда Цинской империи пришлось, поджав хвост, отступить и освободить занятые казахские земли (китайцы, желая взять исторический реванш и как бы повторяя события известной Таласской битвы 751 г., уже стремительно наступали в сторону Ташкента…).   

И, во-вторых, в самые трагические 20-30е гг. ХХ столетия, Афганистан стал второй  страной зарубежного Востока после Китая, куда потоки несчастных, умиравших от голода и спасающиеся от русских террористов-революционеров  казахов бежали, найдя там кров и пищу. Афганцы, уйгуры и дунгане Китая (Восточного Туркестана) цинично не закрыли перед носом этих несчастных казахов двери своих городов и сел, хотя и могли поступить так.  Эти страны и народы сами были тогда бедны, а вид казахов-мигрантов был ужасен, и они вполне могли представлять определенную опасность, вызывать обеспокоенность. Но сердце мусульманина не могло спокойно созерцать боль и трагедию собратьев, вера и милосердие оказались сильнее эгоизма и подозрений!

Таким образом, многие казахи, можно сказать, сотни тысяч наших соотечественников в адские 20-30е-годы ХХ в., были буквально спасены от голодной смерти афганцами, узбеками, таджиками, кыргызами, уйгурами… А что в ответ? Ничего. Разбрасывая золотом и бриллиантами на свадьбах-тоях (некая Айгул Турсынбаева, в прошлом посредственная поэтесса-импровизатор, бренчащая на домбре, но разбогатевшая на невежестве толпы, т.к.  глупый народ ценит не ученого или мыслителя, а артиста и певца, так вот, как писали СМИ, эта особа на свадьбе своего сына на яхте в Стамбуле ходила и всем гостям до единого, направо и налево раздавала бриллианты…), казахи, однако, не могут искренне и щедро усыновлять детей из Афганистана, кормить за эти шальные деньги тысячи бедняков, своих соплеменников или мигрантов-узбеков, киргизов, каракалпаков.

Даже не имеющие никаких исторических долгов перед Афганистаном, никаких исторических, религиозных связей с этим народом, порой принадлежащие другой вере и культуре  народы и страны, как Франция, Германия, Южная Корея показали в 2021 г.  примеры настоящего сочувствия и оказали большую помощь афганцам в трудный час. У казахов же мы не увидели  ни общечеловеческого гуманитарного сознания, ни чувства истории и элементарной этнической памяти. Последняя (память) обязательно подразумевает хоть какую-то благодарность тем, кто когда-то помог твоим предкам (и, наоборот, невольную обиду и настороженность, сдержанность и хладнокровие по отношению к тому сообществу и государству, чьи  представители убивали твоих предков, может, и миллионами). А современное казахское сознание действительно является психо-ментальным и социальным феноменом со знаком минус.

Для лучшего понимания того, что означает «живая историческая память», объясню на примере своих личных ассоциаций и чувств.  Например,  для меня слово «Москва» невольно ассоциируется с тем фактом, что в этом далеком городе, в «Бутырке» подвергались в тюрьме нечеловеческим пыткам и были расстреляны в 1937-38 гг. и лучшие сыны моего народа. Да, именно в Москве, в центре России умирали, возможно, с проклятьем на устах в адрес империи, Алихан Букейханов, Турар Рыскулов, многие цветы казахской нации (их, самых видных казахов, обычно вызывали сначала в столицу и там же расправлялись). Именно отсюда, из Кремля  отдавались все смертоносные государственные приказы, приведшие к геноциду казахов, удушению нашей нации, ее культуры, гибели ни в чем не повинных миллионов  наших соотечественников, казахов. Поэтому как-то естественно, навязчиво возникает грусть, боль, по этой причине совершенно нет тяги посещать этот город. Возможно, мне даже милей сердцу и более терпим Санкт-Петербург, т.к. это была все-таки столица  царской империи, она, по крайней мере, ассоциируется с культурой, дворянами, а не с кровавой диктатурой Ленина-Сталина.

С этой точки зрения меня всегда удивляет,  как в наши дни казахские звезды, блогеры, артисты, простые люди, студенты могут говорить и писать о Москве весело, радостно, даже желают туда переехать, по крайней мере, их абсолютно ничто не волнует, никаких тебе воспоминаний, тяжелых ассоциаций, памяти о том, что это не просто безобидный мегаполис, а город, пропитанный кровью жертв сталинской диктатуры, город, где беспомощно умирали вдали от Родины великие казахи… И не только казахи, конечно. Нет, мы вовсе не призываем людей  жить исключительно прошлым, тем более коллективным прошлым, тем более трагичным. И не все люди – историки, чтобы уметь воспринимать и ощущать мир сквозь призму исторической памяти. И все же, почему у них  не бывает хотя бы мгновения этой естественной, священной живой сопричастности к национальной истории, чувства этничности? Мне кажется, у армян, грузин, арабов, турок, корейцев и других народов такое чувство все же более развито, чем у современных казахов.  

К примеру, такие города и культурные центры мира, как Париж, Дели, Стамбул, Каир, Нью-Йорк, Самарканд — не порождают негативных  ассоциаций в душе истинного казаха, потому что ясно как Божий день: никакой исторической «привязки» их к национальным трагедиям казахов, многовековым страданиям предков у них нет, а вот «красная» Москва, к сожаленью, имеет ее. Однако казахское общественное сознание XXI века, в том числе молодежи, почему-то не различает этого. А сейчас еще дали установку молодежи быть технарями, тогда тем более… Хотя в прошлом, геолог Сатпаев, медик Асфендияров или инженер Тынышбаев имели весьма развитое национальное чувство, были подкованы по части истории, казахской культуры…

 Разумеется, мы не держим «исторического» зла, и современные поколения народа России не могут нести ответственность за преступления, совершавшиеся на их территории.  Но вместе с тем считаем совершенно ненормальным, когда сегодня для массы казахов США – большее зло, чем Россия. Как это понять?  США и Запад – вовсе не идеал и не надо их любить, но все же позвольте вопрос: разве хоть один американец в истории убил хоть одного казаха?  Разве в Нью-Йорке издавались приказы о геноциде казахов? Или в Париже и Лондоне расстреливали алаш-ордынцев? Получается, Прошлое, История современными казахами-циниками вообще не берется в расчет при оценке современности? (вот, это и есть огромная ошибка, упущение нашего государства по части идеологии, информации).

У наших, извините, ошалелых казахов (массовое, обыденное сознание), получается, совсем не хватает ума, чтобы элементарно вникнуть в то, что такая русоцентристская информация идет с чьей-то подачи, что это информационная война, промывка мозгов.. Может быть это – точка зрения и симпатии самих русских, также славян вообще, а может, арабов, турок и др. А где же твой собственно Казахский, критический национальный взгляд и объективная оценка происходящего, «глазами Центральной Азии», народа «Алаш», потомков народа, пережившего колониальное иго?!  Среднестатистический казах по крайней мере должен держать гордый нейтралитет, не симпатизируя ни США, ни Украине, ни России, а не демонстрировать примитивное и рабское русофильство и этнический нигилизм.

Похожий пример. Среди мусульманского сообщества Казахстана, по моим многолетним наблюдениям, очень сильна нетерпимость к евреям, а также и к США. Это тоже – не что иное, как слепое копирование ближневосточных болезней, с больной головы на здоровую, это некритическое восприятие арабского «взгляда», притом исторически, позже возникшего геополитического противоречия (арабо-израильские войны, вопрос Палестины). Конечно, как мусульмане наши люди могут быть солидарны со своими единоверцами в целом, но все же разве казахам и центральноазиатам надо сгущать краски и ненавидеть Израиль, который нам ничего плохого не сделал?! Это арабы воевали и воюют всегда с Израилем, а мы при чем?

Итак, мы видим, что Казахское Общественное Сознание находится ныне в ужасном болезненном состоянии: поделенное на разрозненные сегменты, оно буквально растаскивается по кусочкам самыми разными «гибридными» акторами информационных войн и вмешательств, будь то Россия, Турция и Арабский Восток, Запад или Южная Корея! На самом деле надо бить тревогу, и срочно заниматься «перезагрузкой» именно информационной сферы и системы идеологии и воспитания в Казахстане.  Иначе это действительно будет failed state, без сомнения.   

Это ужасно и плачевно, что в массовом сознании и менталитете казахов за 30 лет Независимости нам не удалось сформировать, выработать необходимую этническую чуткость, умение критически воспринимать информацию, с учетом национальной безопасности и собственных ценностей, видеть, слышать и воспринимать Мир глазами Казаха (а не космополита, западника, русофила или арабофила), тонко учитывать «историческую составляющую» современных процессов и явлений, помнить собственных Предков и сопереживать Вчерашнему, не забывая при этом о Сегодняшнем и, конечно, оптимистично верить в лучшее Будущее народов. Вот Туркмении это как-то удалось, пусть и со своими издержками. В целом, симпатичная и монолитная нация со здоровым, национально-ориентированным сознанием. Они всегда имеют на все Собственное Мнение, «туркменский взгляд»,  но по-восточному не спешат миру изливать душу и эмоции…  

Ненависть, агрессия, черно-белое мышление, образ «вечного врага» – это одна недопустимая крайность сознания. Но другая возмутительная крайность – это циничное, наплевательское отношение к Памяти Нации, к судьбам предков, к истории, национальному фактору. Историческое беспамятство напоминает нам поведение животных: звери и птицы, как известно, не знают и не помнят дальних предков и даже непосредственных родителей быстро забывают, их это абсолютно не волнует, в животном царстве нет памяти поколений, а есть индивидуальный инстинкт самосохранения и лишь слепая привязанность к детенышам, пока они выходят из твоего биологического тела и кружатся возле тебя.  И вот, как мы поняли, отсутствие исторической памяти, чувства национальной чести и долга перед предками характерно, кроме животных, для падших звероподобных людских сообществ…Кстати, словосочетание «звероподобные общества» употребил Аль-Фараби в своем известном трактате «О добродетельном городе».  

 

Назира Нуртазина,

доктор исторических наук

Altyn-Orda.kz

 

 

[:]