Нужны ли Казахстану жесткие меры для изучения госязыка

Нужны ли Казахстану жесткие меры для изучения госязыкаКазахстану необходим закон, обязывающий трудовых мигрантов изучать государственный язык, считает политолог Расул Жумалы. Однако пока сами казахстанцы не могут похвастаться высоким уровнем знания казахского языка, такие требования ставить неблагоразумно.

 «Как требовать от трудовых мигрантов знания государственного языка, когда, скажем, 50-60% не просто населения, а государственных служащих,  не владеют  языком. Это был бы нонсенс», — считает Расул Жумалы.

Напомним, в прошлом году Госдума приняла в третьем чтении законопроект об обязательном экзамене по русскому языку для трудовых мигрантов. Документ поддержали 443 депутата. В законную силу он вступил с 1 декабря 2012 года.

По словам члена Генсовета «Единой России», первого заместителя председателя комитета Госдумы по образованию Владимира Бурматова, законопроект о тестировании мигрантов на знание русского языка является важным первым шагом, который гарантирует знание базовых основ русского языка теми гражданами, которые приехали в Россию трудиться.

 Причем, как отметили инициаторы закона, речь идет не о свободном владении русским языком или чтении наизусть «Евгения Онегина», а о минимальном базовом уровне, установленном соответствующими органами. Необходимо это будет только для тех граждан, которые прибывают трудиться в сфере бытового обслуживания, в розничной торговле или ЖКХ.

Редакция Total.kz спросила у казахстанских экспертов: последует ли наша республика за российским нововведением по отношению к трудовым мигрантам? И нужен ли Казахстану закон, обязывающий приезжих изучать государственный язык?

Марат Шибутов, Представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане

На мой взгляд, это не нужно. Насколько я знаю, в Казахстане это не такая большая проблема, как в России. У нас главное – соблюдение действующего законодательства, которое часто нарушается. Надо учитывать, что количество квот на иностранную рабочую силу за последние 5-6 лет сократилось ровно в шесть раз. Получается, что у нас всего около 50 тысяч человек в год могут получить это право. Все они должны быть высококвалифицированными кадрами. Как правило, такие люди достаточно законопослушные и не создают проблем местному населению. Поэтому я считаю, что у нас такой необходимости нет. Зато есть другая проблема – это незаконная миграция. Сначала необходимо выдворять нелегалов из страны, а потом уже думать над правилами пребывания в Казахстане легальных мигрантов.

Ахмед Мурадов, Депутат мажилиса Парламента РК

Вопрос изучения языка трудовыми мигрантами, которые не владеют русским и казахским языками, сегодня актуален. Они должны знать хотя бы столько, чтобы понимать производственные задачи, поставленные перед ними. С другой стороны, мы не должны делать такие установки, что не владеющие казахским языком трудовые мигранты не смогут получить работу. Особенно это касается специалистов высокого уровня, которые прекрасно справляются со своими обязанностями. Я считаю, что это сложный вопрос, нуждающийся в долгосрочном рассмотрении. Решать его мы должны цивилизованно, чтобы это не стало поводом для ограничения прав мигрантов. Необходимо учитывать интересы нашего государств и народа, соизмерять наши потребности и интересы трудовых мигрантов. Если это необходимо для того, чтобы улучшить ситуацию с занятостью казахстанцев, то можно в определенной форме ввести требования хотя бы минимального владения государственным языком.

Айдос Сарым, Политолог

Знание языка надо связывать с вопросом приобретения гражданства. А с привлечением рабочей силы я бы это не увязывал. Мы не настолько привлекательная в инвестиционном и трудовом смысле страна, чтобы ставить такие преграды. И вообще, у нас же такого шовинизма и ксенофобии, как в России, нет по большому счету. Я считаю, что Россия заинтересована в большем привлечении рабочей силы. Нам тоже их больше надо, и привязывать их исключительно к языку, я думаю, не надо. У нас трудовые мигранты – это в основном узбеки, жители Каракалпакстана и киргизы, китайцы в какой-то мере. Россияне вряд ли косяком повалят, у них свои проблемы есть. Языковое ограничение может повлиять на потоки мигрантов из Китая, поскольку трудно учить казахский язык. Хотя они, если нужно, могут выучить в отличие от некоторых наших граждан. А для узбеков и киргизов адаптировать свой язык к нашему сложности не представляет. Не надо нам заниматься тотальным копированием российского законодательства, тем более что оно очень плохое. Потому что не всем оно подходит. У нас нормальное законодательство, просто надо обеспечить его нормальное исполнение. А дополнительных каких-то рогаток, мне кажется, не нужно. Легче создать еще одно рабочее место, нанять каких-то помощников.

Виктор Ямбаев, Президент Алматинской ассоциации предпринимателей

Вся миграционная политика, как в России, так и в Казахстане, – сплошная коррупция и унижение граждан. Их называют унизительно трудовыми мигрантами, к которым, кстати, относятся и бывшие наши соотечественники. Дело в том, что для Казахстана, для России это не особо актуально. Применение государственного языка в технических сферах практически не востребовано. Потому что вся техническая документация, которой мы пользуемся, она либо на английском, либо на русском языках. Мигранты в основном – это жители бывших союзных республик, где русский язык является языком межнационального общения. И его никто не отменял. Глава государства сказал: мы понимаем друг друга и это большое приобретение и счастье для нас. И возможность улучшения интеграционных процессов.

Расул Жумалы, Политолог

Сложный вопрос. Конечно же, при наших с вами реалиях это невозможно. С одной стороны, я целиком и полностью поддерживаю ту линию, которую сейчас ведет российское правительство в отношении того, чтобы ставить языковой ценз перед приезжающими в страну трудовыми мигрантами. Это правильное дело, общемировая практика – владеть языком, который действует в государстве пребывания. В данном случае к россиянам нет претензий. Они делают правильно с точки зрения национальных интересов России. У нас ситуация гипертрофирована – как требовать от трудовых мигрантов знания государственного языка, когда, скажем, 50-60% не просто населения, а государственных служащих, не владеют языком. Просто хотелось бы, чтобы когда-нибудь в Казахстане появились, наконец, такие законы. Но прежде чем говорить «Б», надо сказать «А». Это предусматривает то, что государственный язык в Казахстане должен стать таковым на деле, а не на словах. Или не просто на страницах Конституции. Должно быть достаточное уважение к языку. Должна существовать достаточная инфраструктура, для того чтобы не знающие язык изучили бы его при помощи государства, при помощи датирования и стимулирования со стороны государства. При материальном поощрении и последовательной работе. И чтобы такой нонсенс, когда государственные служащие исполняют государственные функции без знания языка, полностью изжил бы себя. Где-нибудь еще возможно такое, как в Казахстане? По-моему, нигде. Должна быть необходимая подготовка педагогов. Эта тема должна быть отдана не на откуп каким-нибудь коммерсантам от языка, а действительно людям, которые в этом что-то понимают, которые думают про будущее Казахстана. Потому что в любом государстве, в любом, подчеркиваю, национальный язык – это один из немногих инструментов консолидации нации. Как французский язык во Франции. Там проживают арабы, африканцы, европейцы – без разницы. И там консолидирующее начало – французский язык, французская культура. В Америке, в Англии, в любом государстве мира, в арабских государствах, в Китае мы такое видим. У нас должно быть то же самое. К сожалению, в силу нерешительности властей у нас складывается такое впечатление, что казахский язык, наоборот, выступает яблоком раздора. Как только начинают поднимать вопрос о казахском языке, так сразу начинаются эти баталии. Неправильное понимание. Казахский язык – это начало начал государственности Казахстана. Но как только поднимается вопрос о популяризации казахского языка, это воспринимается как нападки на тот же русский язык. Абсолютная глупость. Должно быть элементарное уважение к государственному языку, должно быть уважение к Конституции. Должно быть элементарное понятие, что ты не просто человек, который проживает на территории Казахстана, ты – гражданин этой страны.

Владислав Косарев, Секретарь Центрального комитета КНПК РК

Язык – это аспект культуры общества. Вот надо ли принимать закон, что вы должны быть культурными? Культура должна быть востребована гражданами и граждане должны уважать культуру, которая относится к данной стране. Казахский язык – государственный язык, субъект культуры, мы должны изучать его. Это долг каждого гражданина. А вот по закону обязывать, я считаю, что пользой это не станет. А что касается обязывающего закона в России, это прием на то, чтобы ограничить приток мигрантов на работу в Россию. Наш государственный язык изучают наши граждане, а если мы поставим цель – давайте, мол, к такому-то сроку, я считаю, это не от большого ума, не от большой культуры. Человек должен осознать необходимость изучения языка.

Источник: Total.kz