[:ru]Самая дорогая мечеть, самое дорогое лекарство… («безумству казахов поем мы песню»)[:]

[:ru]

«…гремела песня о гордой птице, дрожали скалы от их ударов, дрожало небо от грозной песни: Безумству храбрых поем мы песню! Безумство храбрых – вот мудрость жизни! О смелый сокол! …» (М.Горький. Поэма о Соколе.)

Помните поэму «Сокол» из революционно-романтической поэзии Максима Горького, где воспевается самоубийство храброй раненой птицы: «Безумству храбрых поем мы песню! Безумство храбрых – вот мудрость жизни!»? Там, конечно, совершенно иной контекст и философский смысл. А наш разговор – о современном казахском безумии «Нового Казахстана». Правда его акторы – чиновники, олигархи, ретивые «омбудсменки» и пр., – скорее напоминают не беркутов и соколов, а дезориентированных глупых пингвинов,  которых опять все тот же Горький описал как «прячущих тела жирные в утесах» («утесы» — это  конечно, их заморские виллы и замки, небоскребы, где обитают и с вершин коих наши олигархи, бывшие и нынешние правители, министры как бы служат народу).

Вместе с тем казахские «пингвины»-начальники периодически испытывают психотические приступы: расточительства, мании личного и национального  величия, выражающиеся в безумных и бессмысленных тратах «своих» (а по сути, по истокам – народных!) денег. Казалось бы: мы — не золотая страна арабских шейхов, или могущественные Америка, Англия и Швеция, которые спокойно могут тратить бешеные деньги на лечение и спасение всех подряд, включая животных, обезъян и крокодилов?! В подобном перекосе и слепоте как раз состоит наблюдаемое нами «безумство храбрых» Казахстана.  И оно выглядит не иначе, как пир среди чумы, или  празднества накануне Акыр замана (Светопреставления), в преддверии  вполне реалистичной, разрушительной Третьей мировой (ядерной) войны.

Многих из нас на днях поразили два новых факта: 1)  открывшаяся роскошная новая мечеть Казахстана («Новая мечеть в Нур-Султане входит в десятку крупнейших мечетей мира// https://www.inform.kz/ru/novaya-mechet-v-nur-sultane-vhodit-v-desyatku-krupneyshih-mechetey-mira_a3965968), и 2) самый дорогой «чудо»-укол в мире, стоимостью более 2 миллионов долларов (!), который общественный фонд «Народу Казахстана» (выстраданный казахами, вымоленный у Бога, выбитый кровавыми жертвами Января-2022) купил для одного ребенка с врожденной инвалидностью, но никто при этом ничего не гарантировал, так что бедный ребенок не только не выздоровел, но и сразу умер («Самое дорогое лекарство в мире стало причиной смерти пациента в Казахстане» // https://informburo.kz/novosti/samoe-dorogoe-lekarstvo-v-mire-stalo-prichinoj-smerti-pacienta-v-kazahstane).

Есть ключевое слово для  анализа  современного казахского ментального «буйства»: это слово «СОИЗМЕРИМОСТЬ» (синонимы: сопоставимость, соразмерность) – очень важное  слово, которое всегда любили,  использовали и советовали людям мудрецы, философы, суфии. В том же Коране часто звучит призыв к тому, чтобы  «знать меру»;  не излишествовать, быть благоразумным. Расточитель («ысрапшы» — по казахски, от араб. «исраф») назван в Священной книге мусульман не больше, не меньше, а «сообщником Сатаны», также Пророк Мухаммед сказал яркий афоризм, который надо бы в виде тату выбить на лбу всех казахов: «Экономия (бережливость) – это половина богатства»

Кроме того, немаловажно, что Ислам вопреки стереотипам о нем учит гибкому мышлению, и его основатель на самом деле в жизни часто применял тонкий, диалектический подход (хотя поздние муллы его сделали догматиком). Например,  что касается мечетей и храмов, как в Христианстве, так и Исламе дано ясное понимание того, что истинный храм – в душе человека, Бог живет не только в храмах, но именно в сердцах людей. Также сказано, что благодаря искренним молитвам и добрым делам людей, к примеру, обычный глинобитный дом, юрта кочевника, шалаш бедуина, пещера аскета могут превратиться в благословенные  мечети. Более того, есть у мусульман еще более интригующее высказывание (приписываемое халифу Али): о том, что надо не только поклоняться Корану, но и самому верующему пытаться «стать живым Кораном» (!).  

Также в этой связи чрезвычайно важным будет следующее замечание: наши Президенты, министры, муфтии, как и весь народ знают только один критерий просвещения  –   это строить и улучшать мечети и школы, но не задумываются при этом над вопросом: а что при этом представляют собой учителя и имамы, т.е. сами люди, наставники, носители и проводники тех самых искомых знаний, науки или религии? Легко  построить новые школы и мечети (и даже город) по всем мировым  стандартам, а работать и жить в них могут оставаться все те же морально и интеллектуально убогие «старые» люди. Правда, внешне причесанные, выглядящие более или менее респектабельно, ведь человеку, особенно казаху, свойственны умение и склонность к маскировке своей души(сознания)… Итак, разве само пусть даже самое красивое здание, мертвые каменные строения, столбы, стены и купола важнее живой фигуры Учителя и Имама?!

А в истории бывали парадоксальные факты и судьбоносные периоды, когда, наоборот, ютясь в старых обветшалых зданиях школ и гимназий, при свете керосиновых ламп, нехватке элементарного оборудования, бумаг и чернил, кристально чистые и самоотверженные педагоги-мугалимы смогли  за короткое время воспитать и поднять целое поколение пассионарных казахов с возвышенными сердцами, не говоря о глубоких знаниях (это – опыт  джадидизма, т.е. просветительства тюрко-мусульманских народов начала ХХ в., иными словами, наших «алаш-ордынцев»). Впоследствии эти выпускники работали учителями первых советских школ Казахстана, и все они стали  настоящими маяками знаний и «закваской» для воспитания лучших казахов. Такое было и в истории России, многих стран мира.

Также яркий пример из мировой религии: при жизни пророка Мухаммеда главной мечетью служил его скромный домик; также повсеместно ранние  мечети мусульман представляли собой невзрачные, низкие глинобитные или каменные строения и хижины. А зато какая была священная аура этих скромных храмов и древних школ-медресе! Там царили не показная, а истинная вера, нравственная чистота и дух справедливости, культ знаний, благотворительности, настоящего мусульманского братства, социального равенства.

В то же время сразу скажем: что было, то было. Мы отнюдь не настроены на то, чтобы огульно и по-плебейски охаивать религиозные храмы и сооружения, саму идею и практику возведения красивых культовых зданий. Ибо сказано также: не хлебом единым жив человек. Безусловно, иногда материальные символы величия нации, ее прошлого, веры и культуры предков тоже нужны, для увековечения наследия и воспитания сознания. Тем более казахи слышат и видят, что подобные великолепные мечети строятся в Турции, в Иране или ОАЭ. Эта самая большая мечеть Центральной Азии в г.Нур-Султане, как мы поняли, была давно уже заложена (т.е. еще задолго до январских событий 2022), не станут же ее разрушать или останавливать начатый объект…

Поэтому, конечно, нам ничего не остается, кроме как принять в конце концов и главную мечеть столицы, равно как и неудачный факт лечения ребенка-инвалида самым дорогим лекарством. Принять как данность, как  объективные случившиеся факты в истории РК, пожелав, чтобы в стране было все меньше и меньше горя и несчастных детей, а у людей – все больше и больше веры в Бога, надежды и добрых помыслов…  Вместе с тем эти два «хабара», эти типичные факты несоизмеримой траты народных денег в столь сложный период времени, необходимы нам для критики и социально-психологического  анализа, в целях предупреждения повтора подобных акций расточительства в будущем.

 Кстати, предвидим ропот и возмущение многих по поводу сравнения и сопоставления  двух тем: строительства мечети и лечения детей-инвалидов: что-де, эти они  абсолютно несравнимы, из «разных опер», что сравнение их кощунственно на том основании, что дорогую мечеть вкупе с мусульманской религией и ее «бородачами», притом построенную людьми экс-Президента Н.А. Назарбаева,  можно и нужно всячески ругать и проклинать, а вот траты на детей-инвалидов – это всегда и во всех случаях дело святое. Так-то оно так, уважаемые сердобольные граждане. Никто не спорит, что каменное здание, пусть даже это храм Божий,  не сравнится с живым несчастным ребенком, которому действительно надо  всячески и по-возможности помогать. Как сказал другой русский классик, исторический прогресс не стоит слезы ребенка. Пусть это и метафора, но есть в этой великой фразе своя духовная правда..

И все же… Хотя это кажется на первый взгляд, особенно для людей с обыденным эгоистическим сознанием непонятным и возмутительным, но в приведенных нами двух кейсах (т.е. с новой дорогой мечетью и неудавшимся экспериментом с самым дорогим в мире лекарством) есть внутренняя логическая связь, сходство, перекличка. Как человек, занимающийся научным исследованием проблем коллективного казахского сознания и деформации этнической ментальности, могу сказать, что в проблеме «казахского безумства храбрых» еще немало сложных нюансов и деликатных аспектов…

Итак, мы поняли, что, во-первых, нельзя увлекаться внешним, не задумываясь о внутреннем. Воздвигая храмы или учебные заведения в государстве, наивно полагать, что внутри них автоматически заработает желаемый высокий национальный и религиозный дух, и будут всегда сеять «разумное, доброе и вечное» прекрасные и умные люди. Как раз самое трудное – это исправить характер народа и порочные нравы, отучить от коррупции, сплетен, лжи, лени и т.д. Но именно это никого особо не интересует пока в Казахстане….

Одна из главных проблем казахстанского коллективного и государственного  сознания в РК – это потеря связи с Реальностью, Несоизмеримость, «головокружение» от обрушившегося на головы бывших колониальных рабов Независимости, а также извечная этническая тяга кочевника к «понтам» (изначально номады Евразии сформировались как раса завоевателей с сильно выраженной гордостью и хвастовством).

«Самая дорогая мечеть», и «самый дорогой укол»  – на глубинном уровне это примеры или звенья одной и той же цепи Национальной Недальновидности, плоды и проявления Бездуховности, полного отсутствия Диалектического и Стратегического Мышления, Правильного Целеполагания,  Системы Приоритетов, Цивилизованного Подхода, равно как и Равнодушия к Родине, к своему Народу. Последний момент надо пояснить так: осуществляются какие-то пиар-акции в эгоистических, популистских целях, либо творятся акции расточительства для отвода глаз, т.е. для отчета перед Президентом РК, перед «открывшим варежку»  гражданским обществом,  чтобы, так сказать, отмахнуться от казахского народа как от надоедливой черной аульной мухи и сказать (в данном случае хранители фонда «Народу Казахстана») типа: «Вот, вот!!! Мы перечислили столько-то миллионов детям-инвалидам, столько-то — малообеспеченным …. что вам еще надо?!!!».

А вот если бы это были денежные средства их личного и семейного бюджета, то чиновники, депутаты и министры РК сто раз измерили бы прежде чем один раз отрезать, всячески вникали бы в дело, напряженно  пораскинули бы своими мозгами:  куда и сколько потратить из Фонда, притом с учетом конечной стратегической цели, для настоящей пользы семьи/страны. Однако здесь — какой-то там «абстрактный» народ Казахстана, деньги – не мои личные, а дармовые, государственные,  и можно вот так, небрежно, формально их разбрасывать,  по-чиновничьи «освоить», отчитаться и все. Вот какова  вредная их логика! 

Во-вторых, для понимания сущности этих явлений и тенденций важны бинарные категории гегелевской диалектики, как ПРИЧИНА и СЛЕДСТВИЕ, ЯВЛЕНИЕ и СУЩНОСТЬ, ФОРМА и СОДЕРЖАНИЕ. С точки зрения стратегического мышления умное государство будет думать прежде о скрытых причинах, глубоких корнях и путях устранения тех или иных социальных язв, преступлений, болезней, нищеты, терроризма, алкоголизма, инвалидов, аутсайдеров и пр., а не бороться лишь с «тенями», т.е. уже со следствиями, плодами духовных болезней общества, тратя на них баснословные финансовые средства, ресурсы и энергии.

Далее, на традиционные казахские ментальные «болезни» и привычки наслаиваются современные: это — патологическое подражание западным стандартам, следование указке всевозможных международных организаций БЕЗ УЧЕТА СПЕЦИФИКИ И ПРИОРИТЕТОВ КОНКРЕТНОЙ СТРАНЫ И НАЦИИ. Отсюда – узколобые правозащитники-крикуны, с их формальными подходами к нашей, без преувеличения трагической и кровоточащей, постколониальной реальности, с болезнями и деформациями транзитного общества. Чиновники, министры, гражданские активисты, ничего не понимая в сложнейшем клубке казахских социальных проблем, механически переносят сюда штампы и модели из западноевропейского и американского общества, дежурные лозунги, их юридические нормы, затевают трескотню о «правах ребенка», «гендере», «защите животных», «особенных детях», еще что.

В мире оказались безнадежно утраченными общечеловеческая универсальная Мудрость и Диалектика, которые гласят, что в данной конкретной, сложной социальной реальности Казахстана необходимо заниматься не только и не столько инвалидами и серьезно заболевшими людьми, но именно спасать  пока здоровых и работоспособных (т.е. не ждать, пока они не пополнят ряды больных и инвалидов!),   дать шанс встать на ноги молодым семьям, обеспечения их работой и элементарным жильем и т.д., помогать талантливым людям и инициативным группам (ясно, что талант – это не только песнопения,  искусство и спорт). Говорят, в стране зарегистрировано свыше 700 тыс. инвалидов, из них более 100 тыс. – дети.  Конечно, больным и инвалидам всегда будут помогать. Но все же нельзя совершать такие безумные и необоснованные траты, притом когда шансы слабы, и эффект чудо-таблетки никто не гарантировал…  

Гуманизм и альтруизм отнюдь не отвергаются, обязательно надо сострадать и реально помогать попавшим в беду и обреченным людям. Однако нужно понять диалектику жизни и объективные законы бытия, когда недопустимо, чтобы вследствие односторонней социальной политики оказались обделены помощью другие общественные категории, а именно —  нуждающихся сейчас, но вместе с тем не столь обреченных на социальное иждивение в будущем перспективных групп и лиц казахстанцев. И тут важно повторить главное обстоятельство или аргумент: к сожаленью, мы не являемся сказочно богатым, каким-нибудь арабским Эмиратом/ Султанатом, и не США с Канадой, где денег куры не клюют. Хотя даже эти государства стали уже всячески экономить, в свете новых вызовов эпохи…

В конце концов, во всех религиях рекомендованы также смирение и принятие страданий, связанных с личными трагедиями и наследственными болезнями (а не только  перекладывание вины и ответственности на государство и других людей), есть понятие «кармические заболевания», считается, что через земные страдания идет очищение души, закалка характера. Государство и весь народ не могут, оставив все другие приоритеты, несоизмеримо и недальновидно направлять баснословные средства на трудноизлечимых граждан, тем более если их сотни тысяч. Между прочим, когда-то у кочевников была довольно жестокая философия самовыживания и естественного отбора…

В конечном счете, если все внимание государства, фонда «Народу Казахстана» сосредоточится в основном на тяжелобольных  детях-инвалидах, то встанет стратегический вопрос: учитывая то, что почти вся постколониальная наша нация физически и психически ослабевшая и нуждается в поддержке и общей реабилитации, то если не поберечь  и не укрепить относительно физически здоровое ее ядро, то кто вообще завтра будет поднимать и строить Новый Казахстан, защищать, возможно, и с оружием в руках, эту страну, Родину?! Двигать ее науку и культуру, развивать бизнес, строить заводы и города, обеспечивать демографический рост, пополнять ряды национальной армии?! Поэтому считаем, что необходимо правильно выстраивать в государстве социальные приоритеты и акценты. Это называется Мудростью и Справедливостью…

 

 

 

Назира Нуртазина,

историк

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

[:]