Геополитика и правительства тюркских и монгольских народов Глава I

Походы  адмирала  Чжэн Хэ
В 2002 году вышла книга «1421: год, когда Китай открыл мир». Написал ее отставной британский офицер, десятилетиями служивший офицером в Британском королевском флоте, командир подводной лодки Гэвин Мензис. Книга вызвала огромный интерес у читателей. На основе этой книги вышел документальный фильм “Адмирал Чжэн Хэ”, который был показан несколько раз по российскому телевидению по каналу “Культура”.  Вскоре после этого, книга вышла и в России. По мнению автора, бывшего капитана, Гэвина Мензиса, который более 14 лет собирал редкостные, курьезные факты в библиотеках и архивах, — факты, которые не вписывались в традиционную историческую картину, считает, что в 1421 году, во время предпоследней экспедиции, китайский адмирал  обогнул южную конечность Африки, пересек Атлантический и Тихий океаны. «Флотилия китайского адмирала Чжэн Хэ в 1421-1423 гг. обследовала весь мир, побывав и в Америке, и в Гренландии, и даже обогнув Евразию с севера и пройдя на зависть Баренцу от Скандинавии до Берингова пролива. Лишь берегов Европы держались они подальше, и вернулись домой с запада. По мнению Гэвина Мензиса, Чжэн Хэ на 72 года раньше Христофора Колумба открыл Америку и почти на 100 лет раньше Фердинанда Магеллана совершил кругосветное путешествие. Помимо этих подвигов китайский адмирал опередил на три столетия Кука, первооткрывателя Австралии, побывал в Карибском море и даже у Южного полюса. Его экспедиции по праву можно сравнить с плаваниями другого, более знаменитого первооткрывателя — Васко да Гамы — и, как считает Мензис, с плаваниями Колумба и Магеллана. Впрочем, этим мореплавателям никогда бы не снискать своей нынешней славы, если бы не внезапные перемены в китайской политике. Если бы не это обстоятельство, китайские моряки, возможно, еще в первой половине ХV в. все же достигли бы берегов Европы и Васко да Гаме пришлось бы плыть хорошо известным маршрутом, да и, приплыв в индийский Каликут, он вел бы себя тише воды, ниже травы, чтобы не прогневить императора великого Китая. Между тем Гэвин Мензис считает, что карты, по которым Колумб открывал Америку, Васко да Гама плавал в Индию, а Магеллан – вокруг света, пришли на Запад из Китая и были составлены Чжэн Хэ.

Итальянский путешественник и купец Николо да Конти побывал в Китае в 20-е годы XV века. Итогом его путешествия стала книга, написанная в 1434 году. В ней он, кстати, утверждал, что добирался на джонке из Индии до Китая через… Австралию. Конти, по мнению Мензиса, и вывез в Италию одну из чудом уцелевших карт Хэ. Старший сын португальского короля в 1428 году купил ее в Венеции и использовал при составлении первой в Европе карты мира. Вполне возможно, к этой китайской карте восходят и самые знаменитые карты начала ХVI в.  Так, у османского адмирала Пири Рейса была карта (она датирована 1513 г.), на которой показаны земли, еще не открытые европейцами. Кроме этих не подкрепленных фактами доводов есть у Гэвина Мензиса доказательства и посущественнее.

Чжэн Хэ так же, как древнегреческие и финикийские мореходы, путешествовал по звездам. Мензис предпринял попытку проследить путь китайского флота по составленным адмиралом картам звездного неба. Заложив в компьютер предполагаемые районы плавания китайского адмирала и годы его путешествий, Мензис получил карту тогдашнего звездного неба. Она в точности соответствовала той, что была описана Чжэн Хэ. Гэйвен Мензис, рассказывает об этой невероятной истории в своей 600-страничной книге. От взгляда на карту, приведенную Мэнзисом, охватывает оторопь. Одни профессиональные историки отвергают эти плавания как несостоятельные, другие  историки относятся к его книге с большой настороженностью.  И, тем не менее, одна из карт — так называемая «карта Кан’нидо» — свидетельствует как минимум о том, что адмирал Чжэн Хэ располагал надежной и достоверной информацией о Европе. «Как же получилось, что я, простой морской офицер в отставке, обнаружил факты, которые, очевидно, до сих пор ускользали от внимания ученых?» — таким вопросом не раз с удивлением задавался Гэйвен Мензис. Хотя западные ученые уже в начале ХХ века обнаружили в источниках времен династии Мин  упоминания об уникальных плаваниях.  И, в конце концов, Гэйвен Мензис сам ответил на него: все эти факты на самом деле были известны специалистам. Сообщения о них можно прочитать почти в тысяче книг, но американские и европейские историки, очевидно, игнорировали их потому, что они не укладывались в привычную европеоцентрическую картину мира.

Кто открыл Америку? Колумб.

Кто открыл Магелланов пролив? Магеллан.

Кто открыл Австралию? Кук.

Конечно, если удивительная книга Мензиса верна, то ученым историкам придется переписывать учебники истории как минимум в 23 странах. А вот этого ни кто не хочет. Историк Гэйвен Мензис не унывает. Он говорит, что такой же прием встречали в прошлом все сколько-нибудь значительные открытия и теории. Так кто же был организатор экспедиций китайского флота, да не одного, а семь раз подряд. Кто же он был, адмирал Чжэн Хэ, который возглавлял все эти семь походов?

Император и его евнух. В 1368 году восставшие китайцы, во главе крестьянского предводителя Чжу Юань-чжан, овладели столицей Даду. Император династии Юань Тоган-Тимур бежал в Каракорум. Так закончила свое правление монгольское династия Юань в Китае.

Чжу Юань-чжан сделал г. Нанкин своей столицей. Он принял Мандат Неба, и занял китайский престол под именем императора Тай Цзу, назвав эпоху своего правления Хун У, и стал основателем династии Мин (“свет”, “огонь”). Его 30 летнее правление было отмечено жестокостями и репрессиями по отношению чиновников. Поводом к суровому наказанию становился малейший намек на коррупцию. Он не забывал о своем происхождении и старался защитить крестьян, которые больше всех страдали от чиновников, и они помогли основать новую династию. По новым законам, чиновников, использовавших данную им власть для притеснения простого народа, ждала суровая кара: их клеймили, им вырывали ноздри, их имущество подлежало конфискации, а жен и сыновей отправляли на каторгу. Аристократия, уличенная в незаконном захвате земли, домов или скота простых людей, лишалась благородного звания, а тот, кто неоднократно лишал владельцев  ценной собственности, подлежал смертной казни.

Из военных кампаний он совершил карательную экспедицию в Тибет, что сопутствовало укреплению позиций в Маньчжурии. Военные действия против изгнанных монголов с переменным успехом велись на обширной территории, в том числе за Великой Китайской стеной. Императорским войскам даже удалось сжечь Каракорум. Тай Цзу умер в 1398 году. Перед смертью он назначил наследником престола своего внука Чжу Юнь-Вэня, который  стал императором под именем Цзянь Вэнь.

Командующий большим войском, властолюбивый дядя Цзянь Вэня Чжу Ди,  поднял армию и пошел на захват власти.  После трех лет войны, в 1402 году ему удалось захватить столицу Нанкин. Император, императрица и их старший сын погибли. Второго сына императора и всех оставшихся в живых родственников заключили в тюрьму.  В 1403 году Чжу Ди провозгласил себя императором, взял имя Чэнь Цзу (1402—1424)  и объявил о начале новой эпохи правления – Юн-лэ (Вечная Радость). Он щедро раздал поместья и титулы своим военачальникам, создал наследственную военную аристократию.  Чэнь Цзу  всеми силами стремился доказать свою легитимность как Сына Неба и для этого хотел представить себя как образец мудрого конфуцианского правителя. На протяжении 15 лет в пяти военных походах  Чэнь Цзу пытался разгромить монголов. Но, несмотря на победы в отдельных сражениях, а также на затраченные силы и огромные средства, ему не удалось сокрушить быструю и мобильную армию монголов. Как бы то ни было, правление императора Чэнь Цзу чаще вспоминают в связи с успехами не на суще, а на море.

По приказу императора на реке Циньхуай на верфях Нанкина стали строить огромные океанские суда – девятимачтовые корабли длинной 155 метров в длину и шириной около 50 метров. Был собран флот из 300 таких судов»1. «Для сравнения заметим: в ХV веке в Европе только начинали строить трехмачтовые каравеллы. Суда длиной 25 метров считались у европейцев весьма крупными. Китайский флот начала XV века наверняка произвел бы сильное впечатление на европейцев. 28-метровая «Санта-Мария», на которой Колумб достиг Америки, был хрупкой шлюпкой в сравнение с китайскими кораблями. У Колумба было всего три каравеллы и только 270 человек команды. И даже флагманский корабль адмирала Нельсона «Викторию» китайские корабли превышали едва не втрое.

Гигантские суда делались из твердого тика в сухих доках, до чего европейцы, додумались только спустя несколько веков. Повышенная плавучесть и устойчивость обеспечивались водонепроницаемыми отсеками, число которых могло доходить до 13. Для сравнения можно сказать, что в Европе делить трюмы перегородками на отсеки начали лишь в середине в ХVIII веке.

Китайские суда превосходили европейские и по маневренности. Девять высоких мачт несли 12 гигантских парусов. Зачастую их делали не из парусины и шелка, а планок расщепленного бамбука. Поверхность паруса менялась, как в вертикальных жалюзи, что позволяло улавливать ветры практически любых направлений. Средняя скорость китайских кораблей достигала 10 км в час. Своим бронированным носом пятимачтовые военные корабли могли таранить и топить неприятельские суда. На них имелись четыре палубы. На нижней размещался балласт, придававший судну устойчивость; выше была жилая палуба. Стоя на третьей палубе, матросы управлялись с парусами. Наконец, на верхней палубе были выставлены пушки. Обшивка кораблей была смазана смесью из смолы и извести, защищавшей от огня, а также тунговым маслом, чтобы древесина не пропитывалась водой. Корабли были оборудованы герметичными переборками, поэтому, получив незначительную пробоину, корабль оставался на плаву.  В Европе подобные суда стали строить лишь в ХVIII веке.»2

Адмирал Чжэн Хэ. «Первый императорский указ о снаряжении экспедиций китайского флота под начальством дворцового евнуха Чжэн Хэ был издан в 3-м месяце 3-го года (между 1 и 29 апреля 1405 года). На тот момент у дворцового евнуха Чжэн Хэ не было никакого навигаторского опыта, но он уже успел зарекомендовать себя как преданный и инициативный военачальник в гражданской войне, приведшей его господина на вершины власти.

Сведения о личности самого Чжэн Хэ можно почерпнуть из открытой в 1894 году надписи на могильном камне его отца, составленной в 1405 году. Чжэн Хэ родился в 1371 году в городе Куньян провинции Юньнань (примерно в 50 км к югу от города Куньмина). Отец Хэ был мусульманином и носил фамилию Ма. По предположениям, предки отца и деда Хэ были выходцами из Западного края, так китайцы раньше называли Центральную Азию. В семье родились четыре дочери и два сына, из которых Хэ был младшим.

В 1382 году, когда в Юньнань вошли китайские войска династии Мин, 11 летний Хэ попал в плен и был оскоплен. Его собирались отправить на службу в один из богатых и знатных домов. В 1385 году войска, захватившие Хэ, были переброшены на север и увезли его с собой. Здесь он попал в услужение к четвертому сыну императора  основателя династии Мин — Чжу Ди, которому император доверил оборону северо-западных рубежей своей страны от монголов. В 90-х годах XIV века Чжу Ди стал брать с собой в походы и молодого евнуха, который также оказался способным воином. Как отмечается в надписи, Хэ «усердно служил и проявил способности, был скромен и осторожен, не бежал от трудных дел, за что приобрел среди чиновников хорошую репутацию». Что касается внешности будущего адмирала, то он, «став взрослым, говорят, вырос до семи чи (почти два метра), а обхват его пояса равнялся пяти чи (более 140 сантиметров). Скулы его и лоб были широки, а нос невелик. У него был сверкающий взгляд и голос громкий, словно звук большого гонга.

После смерти императора Тай Цзу в 1398 году разразилась междоусобная война, завершившаяся в 1402 году победой Чжу Ди. После провозглашения Чжу Ди императором и взятия им имени Чэнь Цзу, он начал рассылать в заморские страны послов с манифестами, извещавшими о его вступлении на престол. В 1403—1404 годах китайские посольства с известием о начале нового правления посетили все более или менее крупные страны Южных морей.

Во время новогодних торжеств в 1404 году особо отличившимся участникам гражданской войны были пожалованы награды и титулы. Среди них был и Хэ, который с этого времени получил фамилию Чжэн и был произведен в высшие дворцовые евнухи — тайцзяни. В том же году на верфях Нанкина в провинции Цзянсу начинается закладка Великого флота. Дальнейшая его судьба связана с началом в 1405 году морских экспедиций.

Почему император доверил руководство посольством именно Чжэн Хэ? Дело в том, что в 1404 году он уже получал предписание возглавить посольство в Японию. Очевидно, Чжэн Хэ успешно справился с заданием. И все-таки, почему на роль морского волка был назначен такой крайне сухопутный человек, как Чжэн Хэ? Просто евнух доказал императору свое мужество, верность, полководческую одаренность и, скорее всего, был умелым прорабом. Ведь не кто иной, как будущий адмирал, был назначен на пост главы Палаты дворцовых слуг и как таковой отвечал за строительство и поддержание дворцовых строений. Значит, доверял император своему чиновнику строительство не только на земле, но и на воде (китайцы строили в основном из дерева, поэтому создание дворца и флота казались современникам аналогичными проектами).

Получив назначение и после изданного указа Чжэн Хэ начал срочно снаряжать свою экспедицию: формировался флот, подбирались матросы, корабли снабжались всем необходимым. В экспедицию вместе с моряками отбирали сотни чиновников, дипломатов, переводчиков, писцов, счетоводов, астрологов, священников, поваров, докторов и проституток. Также в поход набирались солдаты, лоцманы, рулевые, санитары, якорные рабочие, плотники-корабельщики, грузчики, лодочники-снабженцы и работники других специальностей. Суда с продовольствием обеспечивали запасы продовольствия и второстепенных продуктов питания. Грузовые суда везли все необходимое для долгого плавания: зерно, собак, лошадей и свиней, которых выращивали на убой. Суда с водой перевозили пресную воду. В те времена у мореплавателей не было специальных судов для перевозки воды. Включение их во флот Чжэн Хэ – замечательный почин. На грузовых судах везли товары для торговли с туземцами, а также подарки, которые вручали покоренным властителям, в том числе золото и серебро в слитках. Были и другие ценности: шелк, атлас, мускус, кунжут. «Трюмы судов забивали фарфором и керамикой, драгоценностями и лакированными изделиями”. Самые крупные корабли могли везти до 360 т груза.

Главной миссией экспедиций считалось установление дипломатических отношений с другими странами и народами. Однако мирные цели не помешали посадить на суда тысячи морских пехотинцев, способных одинаково хорошо воевать как в море, так и на суше. С помощью солдат и имевшегося в распоряжении китайцев пороха Чжэн Хэ активно в походе вмешивался во внутренние дела государств и заменял недружественных Китаю правителей.

Император Чэнь Цзу решил «продемонстрировать богатство и мощь» Китая в странах Южных морей и Западного океана – в краях, которые мы ныне называем Юго-Восточной Азией и странами Индийского океана, – то есть, всюду, куда можно было добраться из Срединной империи по морю»3.

«Флот Чжэн Хэ, направлявшийся в страны Западных морей, был весьма крупным. Он соответствовал требованиям мореплавания и был военным по своей организационной структуре. Тогда этот флот считали очень мощной маневренной армадой в мире. Многие иностранные ученые позднее называли его «флотом специального назначения», а Чжэн Хэ – «адмиралом» или «командующим». Доктор Джозеф Нидхэм из Великобритании – известный во всем мире ученый – пришел к такому выводу: «В истории человечества морской флот династии Мин, возможно, был более выдающимся, чем флоты других стран Азии, даже Европы. Если все армады европейских стран соединить вместе, то и тогда этот совместный флот не смог бы справиться с морским флотом династии Мин».

Во-первых, личный состав флота был многочисленным. Его численность в исторических документах четко указана четырежды. В первой экспедиции участвовали 27 800 человек, во второй – 27 000, в четвертой – 27 670 и в седьмой – 27 550 человек.

Количество моряков у западных мореплавателей – Христофора Колумба, Васко да Гамы и Фернана Магеллана – было соответственно 90—1500, свыше 170 и 265 человек. В некотором смысле число участников плавания показывает мощь государства, это было важно в средневековье. Большое количество людей нуждается в разнообразном материальном обеспечении. Это очень сложная задача.

Во-вторых, была хорошая организация. Многолетние исследования специалистов показывают, что флот Чжэн Хэ состоял из военной эскадры, морского десанта и почетного караула. В состав военной эскадры входили военные корабли. Морской десант осуществлял десантные операции, а почетный караул исполнял функции гвардии, торжественно и по-военному соблюдая дипломатический протокол во внешних сношениях.

В соответствии с поставленными перед Чжэн Хэ задачами личный состав флота был разделен на командование, специалистов в области мореплавания, внешней торговли, по тыловому обеспечению и по конвоированию. Исследования показывают, что флот Чжэн Хэ был хорошо организован и состав его был тщательно подобран. Данный факт свидетельствует о богатом морском опыте китайского народа в прошлом, что обеспечило успех экспедиций Чжэн Хэ.

По «Лунцзян чуаньчан чжи» («Записки о корабельном заводе Лунцзян»), «Убэй чжи» («Записки об оружии и снаряжении»), «Сиян цзи» («Экспедиции в Западные моря») и запискам на стелах ученые изучали обеспечение экспедиций Чжэн Хэ. Согласно их мнению, в армаду Чжэн Хэ входило до 300 кораблей. В армаде было 7 типов кораблей, военные, десантные корабли, корабли по обеспечению продовольствием и водой в том числе от 40 до 60 кораблей типа «Баочуань», «Мачуань» (букв. «Драгоценный корабль», «корабль-лошад