Как добиться того, чтобы неказахи и иностранцы уважали язык и культуру казахов? (о необходимости нового подхода к визуальному образу этнокультуры в интернете)

(часть 1)

Вообще, у нас создалась трагикомическая ситуация с этим постоянным перетягиванием казахско-русского каната, когда в соцсетях, на улицах сначала поднимается крик, шум «Неге казакша сойлемейсин?», за ним следует очередное дежурное видео извинение (русскоязычного индивида, представителей компании, группы жителей или гостей). Конечно, все это на фоне невнятных «толерантных» бормотаний, шамканий наших полусонных чиновников. И так волна утихает, а потом снова все повторяется…

Но ведь с этим надо что-то делать?! Причем не формально и дежурно, а честно, вдумчиво, искренне, умно (глядя в корень проблемы).  Нельзя сидеть и копить в нашем казахстанском ментальном «сундуке» все эти недопонимания, обиды, злость и т.д.  Мудрые и знающие подноготную казахов люди ныне – штучный товар. Мы здесь не собираемся через прессу бесплатно распространять свои идеи и ноу-хау, методологии и факты для улучшения политики государства. Ценная информация, интеллектуальный труды и услуги в мире стоят очень дорого. Тем не менее, из жалости к своему дезориентированному родному народу, ставшему посмешищем для чужих народов и стран в XXI  столетии, снова великодушно поделюсь с общими рекомендациями  и оценками ситуации, если чиновники догадаются по ним — куда и как дальше двигаться, пока «гром не грянул».

Итак, нужно понять и признать: не считая случаев грубого нарушения законодательства, открытых выпадов и оскорблений на национальной и религиозной почве, которые могут и должны  пресекаться по закону, и виновники с любой стороны — привлекаться к юридической ответственности, в остальном же мы не можем насильно навязывать неказахам язык и нашу традиционную культуру, если они не хотят выбирать их добровольно, сознательно, если данный язык и этнокультура не привлекают людей, не притягивают, вызывая достаточный интерес, уважение. Как известно, насильно мил не будешь.

Язык тесно связан со всей этнокультурной традицией, особенно в случае с казахским языком. Потому что это — не английский язык, который ассоциируется с мировой наукой, современным бизнесом и технологией, мотивирует интерес к себе по-другому: чисто прагматически, финансово, для повышения своего статуса в международном сообществе, поиска друзей и коллег во всем мире, продвижения в карьере, вовлечения в международный туризм и пр.  Чем мы можем реально мотивировать современного взыскательного человека другой национальности и происхождения (соотечественника, иностранца, а то даже самих вестернизированных молодых казахов) в изучении казахского языка, хотя бы удерживать интерес, постепенно научно и грамотно повышать авторитет языка и всей национальной культуры Казахстана?! То есть как мотивировать и стимулировать интерес к языку и этнокультуре казахов, помимо административного и морального давления, взываний к долгу, совести, патриотизму и гуманизму?

Ответ: необходимо начать по-настоящему, эффективно повышать рейтинг и общую привлекательность казахской этнокультуры (не путать с имиджем Казахстана как современного государства, его экономики, столицы и пр.), а именно –  в разрезе аудио-визуальной продукции, особенно зрительных образов, через массовую культуру.  Мы видим, что  даже не имея никакой финансовой мотивации, люди из разных стран любят и интересуются, к примеру, японской культурой, танцуют арабский «танец живота», слушают индийскую или турецкую музыку.

 А через симпатию к национальной культуре, ее образам, символам, маркерам, будет рождаться и интерес к языку этой культуры,  этого народа.  По крайней мере, это один из путей решения проблемы казахского языка и преодолений межэтнических противоречий (можно было бы также обратить внимание на задачу ускоренной латинизации, т.к. помимо всего прочего, казахский язык в латинской графике визуально смотрится более привлекательно и презентабельно).

Итак, необходимо принять комплекс мер для повышения имиджа казахской этнокультуры с акцентом на визуальную информацию в СМИ, в интернете, на улицах, парках, концертных залах и др., т.е. для массового пользователя и зрителя. Проблема состоит в перезагрузке и переориентации представляемой миру информации о Казахской Этнокультуре с точки зрения ее удачной визуализации (а не с точки зрения научной, и любой другой текстовой информации).

Таким образом, сначала изучив современное состояние с визуальным компонентом имиджа казахской культуры, мы можем воочию увидеть все вредные перекосы, ужасающую скудость от 30-летнего невнимания к таким якобы «мелочам», как визуализация в интернете, содержание подобных наглядных источников, фото, рисунков, видеоклипов и пр.  

Наши чиновники и идеологи не могут оперативно перестроиться в своей работе (например, Министерство культуры и спорта), исходя из того  факта, что в истории человечества произошла своеобразная антропологическая революция, так что современный человек, уже визуального склада мышления, художественно-образного склада ума, познает и воспринимает мир на 90% глазами и ушами (!), а не рационально, как бы это ни было печально.  И не надо тратить баснословные суммы на создание художественных исторических фильмов. Достаточно реально работать с обычной наглядной информацией в соцсетях, наполнять их нужным и выгодным для нас контентом, бороться с сознательным и бессознательным искажением имиджа РК в аспекте казахской этничности со стороны различных акторов информационных войн, либо просто невежественными  и малограмотными людьми, в том числе из самих казахов.   

Чтобы не быть голословным, приведу конкретный яркий, в то же время вопиющий пример. В поисковике Google для интереса я набрала такие ключевые слова и словосочетания для характеристики нашей Этнокультуры, как «казах на коне», «джигит и конь», «казахская тюбетейка», «Наурыз», «казах-кочевник» и получила поистине шокирующую порцию зрительной, визуальной информации, которая де факто унижает нашу культуру, питает собой профанированный и ложный исторический образ казахской культуры и ее носителей. А значит, это наносит вред и рейтингу языка, государства и т.д.

Оказалось, наглядные интернет-материалы на казахскую тему низводят предков казахов на уровень бескультурных дикарей (кстати, еще и агрессивных, «с волчьим оскалом»), также любящих лишь застолья и горы вареного мяса (по теме «Наурыз», например). Можно сказать, что это визуальная информация – прямо для Саша Барон Коэна, для Бората,  т.к.  самым нелицеприятным образом, без слов и текстов, просто и легко, молча  позорит нас на весь мир.

Кстати, о казахской тюбетейки:  ни о девичьей, ни о мужской «такия» вообще не оказалось информации в интернете, даже текстовой, и ни одного фото (например, музейного экспоната) или рисунка. Хотя в прошлом предок-казах никогда не разлучался со своей круглой тюбетейкой (такия), и даже поверх мягкой стеганой тюбетейки и надевались другие шапки в холодное время года. Тюбетейка, впрочем, была ярчайшим объединяющим маркером культурно-цивилизационной общности тюрков-мусульман от Кашгара до Кавказа и Крыма.

 И вот, казалось бы: настоящая популярная казахская тема – «джигит и конь». И всемирная паутина должна быть, мы подумали, буквально наполнена, завалена, достойными визуальными образами от Казахстана: историческими, современными художественными зарисовками, портретами, графикой  в духе батырского эпоса и номадизма (к примеру, мне лично нравятся графические рисунки к казахскому героическому эпосу, выполненные талантливым советским художником Е. Сидоркиным).

 Да не тут-то было!  Первое, на что мы натолкнулись по тематике «джигит и конь»  – это размещенные на одном сайте 95 фотографий, 90% из которых были яркие мужчины кавказской национальности, джигиты (дагестанцы и др.), гарцующие на конях, одетые в элегантные одежды, с тонкой осиной талией, на грациозных конях, на фоне красивых пейзажей Кавказа. И рядом были размещены всего  2-3 фото, относящиеся к Казахстану, джигиту-казаху.  

Вы согласитесь с моими словами, если  сейчас прогуглите то же самое: «джигит и конь».  Лучше бы их (этих псевдоказахов-псевдоджигитов)  вообще не было там! Лучше бы наши глаза не видели этот срам! Каков  имидж мужчин Кавказа, а каков антиимидж Казаха?! То есть небо и земля.   И нельзя думать, что это чья-то сознательная пропаганда. Нет, просто мы, со стороны Казахстана, не можем своевременно представлять, массово распространять альтернативную визуальную информацию, аудио-видео-продукцию, исторически достоверные имиджевые материалы, настоящие образцы этнокостюма, честно конкурировать, грамотно работать с интернет-пространством для блага казахской этнокультуры, предупреждения и разоблачения «боратских» и шаманских мифов, формирования в мире объективного знания о Казахе.

Да, всегда лучше увидеть один раз, чем сто раз услышать. И  все таки я прокомментирую: итак, «казах-джигит» в русскоязычном (и наверное, в англоязычном) сегменте интернета визуально представлен в основном  снятыми неким американским антропологом фотографиями казахских мужчин из современной Монголии. Эти люди, конечно, обращают на себя внимание непринужденностью и натурализмом, шокируют своеобразной «варварской» внешностью, но на самом деле имеют мало отношения к настоящей, некогда процветавшей в Евразии конно-кочевой цивилизации, и даже к казахам абаевской эпохи.

Изображенные на этих рекламируемых эксклюзивных фотографиях  казахи-пастухи далекой и суровой Монголии пережили коммунизм, разные трагические события, миграции; жившие в изоляции от исторической родины, ослабившие связь с мусульманским миром, они, в целом, представляют собой деградированный, поздний, можно сказать даже, «социалистический номадизм» (т.е. это просто-напросто животноводы посткоммунистической Монголии). И они соответственно одеты, в ужасные одежды: самодельные неуклюжие шубы мехом снаружи, тогда как в подлинной казахской традиции шубы были крытые, то есть мех был изнутри, а сверху покрывался плотной тканью, это смотрелось эстетично. Также эти напоминающие то ли неуклюжих инопланетян, то ли «снежного человека» монгольские казахи носят вульгарные меховые шапки-тымак, крытые тканью красного (!) цвета.

Вероятно, все это – из-за социальной деградации, ведь поздние кочевники в условиях изоляции, удушающей бедности, могли порой сшить себе одежду и шапку из любого материала, который им только попадался,   то, что было дешевле и легче достать. Нужно понять и такую метаморфозу: казахи уже с ХХ в. постепенно стали даже забывать подлинные каноны и образцы традиционного костюма, секреты из изготовления, кройки и шитья, часто покупая готовые вещи у соседних народов, перешивая их, стихийно заимствуя что-то у русских, что-то – у монголов.

К сожаленью, американский ученый и путешественник принял все это  за «настоящих казахов», это – заблужденье, Но с тех пор через соцсети распространилось общественное мнение, что эти странные люди с экзотической внешностью, сидящие на низкорослых лошадях монгольской(!) породы, с покрасневшими и обветрившимися от морозов и песчаных бурь пустыни Гоби и Джунгарии лицами (также, между прочим, среди монгольских казахов  давно распространена водка) –  и есть истинный образ казахского джигита-наездника в нашей истории.      

Разве уважающего себя казахского мужчины-кочевника, нашего предка, можно представлять таким варваром, одетыми непонятно во что, в какие-то безобразные, даже сшитые из разных лоскутков (остатков) лисьей шкуры, одежды первобытных дикарей?! Разве кочевник эпохи Золотой Орды, Казахского ханства, и даже времен Абая и Шакарима, надел бы на голову такую позорную шапку с красной тряпкой?! Однако, повторяем, в итоге такой гротексный образ «джигита-казаха» прочно засел в массовом сознании людей многих стран, России, США и др., распространяется и тиражируется в соцсетях. А беспрецедентные возможности Сети в мгновенном «просвещении» и снабжении любой информацией людей никто не будет оспаривать.  Влияет ли такой отрицательный образ дикого казаха (хотя никто не скажет об этом открыто, не желая нас обидеть) на отношение к его языку? Разумеется, ибо все взаимосвязано.

(продолжение следует)

Назира Нуртазина,

доктор исторических наук

Altyn-Orda.kz