«Снежная революция» в России: хотят ли россияне перемен?

В первые годы «путинской эры» в Вашингтоне часто задавались вопросом, почему с быстрым обогащением России в результате роста мировых цен на нефть, это не привело к большей внутренней политической конкуренции, открытости и демократизации?

Дело в том, что американцы, особенно те, кто никогда не был в России, посчитали, что по мере того, как государство становится богаче, а средний класс – более многочисленным, страна чуть ли не автоматически становится более демократичной.  На самом деле, как считают некоторые эксперты, Путин учредил некий социальный контракт – в обмен на возможность «делать деньги», и некоторые другие свободы, к примеру, передвижения по миру, россияне отдадут Кремлю свои демократические свободы.

Другие эксперты считали, что демократизация в России не возникнет в ближайшем будущем, так как новоиспеченные «олигархи» на самом деле не были средним классом в западном понимании – гражданами, активно занимающимися  частным бизнесом, знающими своими права и требующими их защиты – а скорее некой прослойкой «потребителей», которые все еще зависят от государства. Некоторые мои коллеги также отмечали, что надо брать во внимание культурный и исторический фактор, из которого якобы следует, что россияне менее симпатизируют и способны на демократию, чем на Западе

Оказалось, те, кто говорил о пассивности россиян, ошибались.

Циничные события 2011-12 годов, срежиссированное возвращение Путина в президентское кресло, фальсификация думских и президентских выборов вывели многих людей на улицы с требованиями большей демократизации. Согласно российской прессе, большинство демонстрантов – жители больших городов, молодежь и люди среднего возраста, с образованием, которые получили экономические выгоды от роста российской экономики (по крайней мере, до экономического кризиса 2008), однако отказываются смириться с политической коррупцию. Однако огромная энергия, всплеснувшаяся во время «Снежной революции», быстро пошла на убыль весной и летом 2011.
Застигнутая врасплох и встревоженная протестами власть в Кремле применила грубую силу при задержании оппозиционеров и обвинила в организации акций протеста внешних врагов. (По словам Путина, своими заявлениями о том, что выборы были нечестными, США якобы подали «сигнал» российским оппозиционерам).

Одновременно мы стали свидетелями разногласий в рядах оппозиции, ее спорах о стратегии, и отсутствия успеха в расширении политической базы в регионах.

По мнению эксперта Стефана Хедлунда из Уппсальского университета, который 11 апреля  выступил в университете Джорджа Вашингтона, время уличных протестов в России,  таких, как во время «снежной революции», ушло. Эксперт образно назвал участников акций протеста   «Gucci-демонстрантами», т.е. представителями среднего и высшего среднего класса, которые выступили не за «хлеб и масло», а выдвинули «моральные» требования,  в частности – честные выборы. По мнению Хедлунда, который находился в то время в Москве, режим очень «эффективно» продемонстрировал, что таким выступлениям есть «цена», притесняя участников акций.

«Но ситуация может измениться, и протесты могут перекинуться в регионы, на фоне неминуемого ухудшения экономической ситуации в России, которая надеется исключительно на высокую мировую цену на нефть и не инвестирует в собственное развитие», – сказал Хедлунд.  По его словам, в Москве и Петербурге требованием митингующих была смена режима. В регионах, по мнению эксперта, люди будут требовать  хлеба и зарплат на фоне того, что правительство, по мнению эксперта, не сможет их этим обеспечить.  Тогда «ситуация может выйти из-под контроля, я имею в виду силовой сценарий», – считает Хедлунд.

Хедлунд задался вопросами, что же все-таки произошло в России во время «Снежной революции», что подтолкнуло людей выйти на улицы, изменилась ли Россия?  Он привел данные соцопросов, согласно которым, ценности россиян поменялись по сравнению с теми, что были 10 лет назад,  сейчас все более на первое место выходят защита прав человека, борьба с коррупцией, честные выборы.

«Это означает, что люди стали менять свое мнение о происходящем некоторое время назад, протестные настроения накапливались » – сказал эксперт. По его мнению, показательными станут выборы в Думу 2016 и президентские  в 2018-м.  Хедлунд, экономист по образованию, также предположил, что надо менять модель управления России на фоне нерешенных экономических проблем,  инвестировать  в высокие технологии в энергетике. Если правительство не будет справляться, многие станут спасться с «тонущего корабля», подчеркнул эксперт, приведя пример бывшего министра финансов Алексея Кудрина.

Думаю, однако, Кудрин более амбициозен, чем считает Хедлунд. В российской провластной элите, а также в обществе в целом, многие россияне начинают колебаться, оставаться ли лояльными режиму. В регионах люди имеют мало общего с демонстрантами в Москве. Однако их отношение к власти более остро связано с экономическими обещаниями, и в случае их невыполнения, это может вылиться, как предполагают, в открытое противостояние.

Но угроза режиму  –  не только «народный бунт». Негативная реакция многих в путинском окружении на жесткую линию поведения власти,  подавление оппозиции, может привести к расколу в элите  (включая  «системных либералов»,  как Кудрин),  которая, возможно, все более пристально присматривается к альтернативным лидерам. Вместе с тем, так как политическая система вряд ли быстро изменится, даже в случае перемен в верхушке власти, стране будет угрожать сохранение ситуации: которую можно назвать «путинизм без Путина».

Голос Америки